Проблема «Хауса» украинского языка

 

Спросим себя: «Каким языком говорит сегодня Украина?«. Без оценки реального немыслимый никакой прогноз. Этот вопрос, который многим кажется очень простым, большей частью блуждает между двумя языками. Поэтому и простота его — весьма освященная официальной наукой и статистикой — головокружительная . Взять хотя бы последние переписи населения. Поверить им — означало бы сделать большое открытие, что все глухие слышат, а немые говорят.

Немного теории
В Лингвистическом учебном музее Киевского университета имени Т.Шевченко экспонируется составленная профессором К.Тищенком схема, где изображены лексические расстояния языков Европы. Из нее узнаем, что расхождение между болгарской и македонским языком  находиться в пределах 10%. Словацкий отличается от чешского на 15% лексического слога. Дистанция между украинским и белорусским лексиконами — 16%.  Польский и украинский язык разбегаются на 30% лексики, российская и болгарская — на 27%, украинская и российская — на 38% ( соответственно здесь 62% совпадений).

А теперь вслушаемся в уличный гул.

СУРЖИК, которым разговаривает значительное большинство населения Украины (десятки миллионов!) отходит от любой литературной нормы — украинской или российской — по меньшей мере на 10%, а то и на четверть лексики! Конечно, речь идет о литературной норме для разговорного языка, а не только для письменной, где наша переписка так же далекая от нашей классики, и речь идет не об особенностях или отличиях индивидуальных или функциональных стилей, диалектов, профессиональных или других подобных групповых языковых подсистем, которые целиком уживаются в понятии «национальный язык» как внутренние двигатели ее развития. Суржик разрушительный и таким двигателем быть не может. Суржик возникает не в беспорядке, это тоже язык. Мы являемся очевидцами соперничества больше чем двух или даже трех языковых систем. Те немногие, кто говорит правильно, воспринимаются нами  как чудаки, чужаки.

Сегодня наиболее расшатывают и обесценивают украинский язык, — а с ним и святые понятия, — средства массовой информации, то есть те факторы, которые в самый раз и призваны лелеять литературную норму. Деморализующий суржик и языковое бескультурье сознательно и последовательно насаждаются отрядом азаровщины, не оставляя никаких сомнений в том, что это и есть официальная политика относительно языка народа. Собственно, безмолвие народа всегда кому-то выгодна: немая безликая масса — смирна и легко управляемая, как отара.

Прогнозировать можно, сегодня, по меньшей мере пять вариантов развития языковой ситуации в Украине:

Первый вариант. Победит украинский литературный язык. В зависимости от того, что мы вкладываем в именно это понятие, количество лиц, которые сегодня говорят, может колебаться от 50 тысяч грамотных специалистов (писателей, журналистов, актеров, дикторов, учителей, филологов и т.п.) до 500 тысяч. Человек, который  говорит на чистом украинском языке, у нас большая редкость.
Второй вариант. Победит российский литературный язык. Такое может произойти разве что при условии полной потери Украиной государственной (а с ней и культурной и информационной) независимости. Вариант маловероятный еще и потому, что всякий язык, приходя на новые территории вследствие политического насилия и общественных катаклизмов, неизбежно консервируется и костенеет в своей первоначальной форме.
Третий вариант. Победит ( то есть «олитературится») суржик.  Такой вариант развития реальный на сегодня.
Четвертый вариант. Победит украинский территориальный вариант российского языка. Пусть даже временно и не целиком.
Пятый вариант. Победит украинский англизированный язык. Это произойдет  не через три-пять столетий, а значительно  быстрее. Собственно, уже побеждает, вытесняя правила ( прежде всего словоупотребления) — из жизненно важных сфер.